Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

i

Про воспитание и другое...

Есть в моей памяти несколько ситуаций объединенных общей темой. Не то чтобы что-то удивительное, такое, конечно, бывает сплошь и рядом, например, когда кто-то на тебя кричит: "Перестань орать!!!" но это тривиально...

Первый случай про одного раввина, на уроки которого я довольно много ходила в свое время. На одном из уроков он начал нам объяснять, как вредно "мультитаскинг" - не знаю, как это по русски. Приводил примеры. Вот скажем, есть куча детей, которых нужно отправить в сад. Не надеваем на каждого ботинки, потом на каждого шапку , потом на каждого шапку, потом на каждого куртку и т.д. А нужно сначала одного целиком одеть, дать завтрак и сумку, потом следующего и т.д. (Не представляю, кстати, как можно нормально готовить в таких условиях. Стоять и ждать пока лук подрумянится и не чистить овощи и не замешивать тесто тем временем? Но самое интересное, что в это время у магнитофона, на который этот рав записывал свою лекцию, как видно, кончились батарейки. Не прекращая лекции он вытащил из кармана другие батарейки, штук пять и попытался поменять закончившиеся. Но, видимо, и те, что он вытащил были по большей части пустые. Тогда, точно также не на секунду не прекращая лекцию, он стал проверять все возможные сочетания батареек в магнитофон, видимо знал, что парочка полных там есть, но не знал, какие... Через несколько минут, они нашлись. Но вся эта история впечатлила. Насколько его действия противоречили его словам.

Еще одна история про другого рава, лекцию которого я слушала как-то. Он убеждал своих слушательниц в порочности совеременной культуры, которая пытается обворожить нас воздействуя на воображение. Рекламы рисующие нам невообразимые наслаждения от новой продукции и пр. При этом он размахивал руками, возвышал и приглушал голос и вообще пользовался всеми возможными артистическими приемами, чтобы воздействовать на воображение. Что касается меня, то он в этом преуспел, я вообще перестала ходить в то место на лекции...

А несколько дней назад я радио включила. Ну, в пробке же скучно стоять. И вот там, на одной уважаемой радиостанции ведущий интервьюиировал какого-то рава (везет мне на раввинов видимо) И оба сокрушались тем, что воспитание в нашей стране в ужасном загоне. Никто не берет на себя исправить положение и дети растут все более не воспитанными. Нет, я знаю, что это положение с успехом развивают некоторые мыслители уже много тысяч лет. И как говорил мой папа (будь его память благословенна): "Не понятно только, как из все худших детей вырастают все лучшие родители". Ага и вот эти двое не дали друг другу ни одного предложения закончить, все время друг друга перебивали. Это при том, что были между собой согласны. Страшно сказать, как бы они разговаривали друг с другом, если бы спорили. В этом смысле, я как раз думаю, что современная культура SMS-ок и чатов как раз позитивна в смысле воспитания. Во всяком случае, пока я пишу этот пост меня никто не перебил :)

This entry was originally posted at http://nechaman.dreamwidth.org/1007926.html. Please comment there using OpenID.
i

О том как мы видим

В начале книги Шмот очень много знаковых вещей. Так например, нет имен.
Пошел левит и взял себе в жены дочь Леви. Родился сын. Сестра пошла посмотреть. Дочь фараона.
Имен нет. Хотя большинство имен действующих лиц в дальнейшем проясняется. Но вначале это подчеркивает египетское рабство. Рабство стирает личность там нет индивидуальности, нет имени.
Первые имена - это имена повитух, которые были мужественны и пошли против указов фараона не стали уничтожать еврейских детей. Такие вот маленькие героини. Те кто не могли сказать: "я только выполнял приказ, чего вы от меня хотите". Следующее имя Моше. Когда он вырос и стал личностью.

И еще очень важный параметр - в этой первой главе - кто и что видит. Не просто видит, а соучаствует и действует соответственно. Это и мать ребенка, и его сестра и дочь фараона. И конечно сам Моше, который видит несправедливость в любой форма, и сразу начинает с ней бороться.
И не только это.
Моше видит горящий куст.
Некоторые говорят, что этот куст горел там всегда, но все кто видел, не обращали внимания.
И действительно, зачем нужен этот куст? Что Бог не может начать разговор без всяких предисловий, просто прийти к человеку и открыться ему?
А нет! Для того, чтобы услышать голос Бога, нужно уметь увидеть горящий куст, понять, что это знак, что это не просто так. Т.е. откровение не просто так приходит к пророку, а лишь к тому, кто готов не просто "увидеть", но и сочувствовать. В данном случае, как это не странно - самому Богу.

Некоторые говорят, что горящий и не сгорающий куст - это символ еврейского народа. И я бы могла сказать, тот кто видит в этом кусте (в несгораемости этого народа) божественный знак, тот достоин услышать Слово Бога.

This entry was originally posted at http://nechaman.dreamwidth.org/1006783.html. Please comment there using OpenID.
i

Ребенок ходит босиком по холодному полу

Все человечество, похоже делиться на две группы. Одни говорят: "Это невыносимо..." - а далее уже в зависимости от характера "Страдаю, держусь и не скандалю" или "Не могу допустить и требую обуться". Другие с детства приучает детей ходить по снегу босиком, окунают их в прорубь прямо с рождения и закаляет другими извращенными изощренными способами.
И только пофигисты вообще не замечают, что ребенок ходит по полу босой, не надевает курки в дождь и спит без одеяла. Ну, разве что кто-то попеняет пофигисту, что он плохой родитель.
Тогда он бежит срочно покупать ребенку ботиночки и курточки, которые тот благополучно где-то теряет и все возвращается в свою колею... До тех пор, пока ребеночек не демебилизуется из армии. В армии, основательно промерзнув на шмирот, он, видимо, вдруг постигает смысл теплых носков и шарфов. И далее уже редко бывает замечен с короткими рукавами под мокрым снегом.
i

Morgen! Morgenl Nur nicht Heute!

Эту часть фразы я запомнила хорошо. Бабушка моя ее часто повторяла, хотя иногда произносила и вторую строчку, но та не отпечаталсь в сознании так хорошо, как первая.
И вот, вернувшись домой, застав тут кучу всякой одежды на полу, которая не достает еще до потолка, но до половины расстояния таки да, и услышав от сына, что это он просто выгреб из своей комнаты... Кстати, это на него, боюсь, подействовал мой риторический вопрос, что бы сказал его командир, если бы вошел в их комнату? А может быть просто, по человечески захотелось ему что-то позитивное сделать. И вот он выгреб все - нужное, ненужное, белье одежду свою и случайно попавшую и почти уже донес до стирки, но потом решил разобрать. И вот лежит себя безмятежно куча на полу и ребенок так же безмятежно лежит рядом на диване и читает книгу.
А у меня острый приступ неполноценности: Вот ведь в песне поется, что родители детям военную форму гладят, а у меня ребенок вынужден сам разбирать свое барахло. И подумалось мне, а не разобрать ли мне самой все это?
Аналогичные мысли возникли у меня и по поводу посуды, собравшейся в раковине. Но тут, как раз во время вспомнила я, что говорила моя бабушка: Morgen! Morgenl Nur nicht Heute! Вспомнила и даже вслух произнесла.
Ребенок удивился и спросил: А что это должно значить? А и правда, ведь язык этот им незнаком, да и я его тоже забыла. А также почти забыла вторую строчку. Ну, ведь мы живем в эпоху Гугла, ничто не может быть забыто напрочь, а тем более такие строки!

Morgen! Morgenl Nur nicht Heute!
Sagen alle faulen Leute.

И заодно мне рассказали, что это начало детской песенки «Отсрочка» немецкого поэта Христиана Феликса Вейса, которые помещалась во всех дореволюционных гимназических хрестоматиях.
Так что не удивительно, что у моей бабушке в голове держалось прочно. Т.е. обе строки более или менее прочно держались. А у меня уже только одна. Нельзя сказать, чтобы это меня огорчало.
Я еще хотела рассказать, как ПП когда-то работал электронщиком, но...
Morgen!
i

Давать и получать

Тема очень популярная, и, подозреваю, была популярной всегда.
Во все времена удобно было внушить людям, что настоящее счастье в альтруизме, что вот, ты давай ближним побольше и будешь счастлив. А тот, кто лишь получает, он злобный эгоист эксплуататор, и на самом деле несчастлив до ужаса. И плачет в тайне от своей этой несчастной, но с виду такой глянцевой и классной жизни. Особенно это удобно для того, кто будет тебе читать морали и объяснять, какой бы классной твоя жизни была, если бы ты давал ему, а не думал только о себе.
А правда ведь такова, что только отдавая и ничего не получая человек жить не может.
Мы бы не смогли заботится о младенцах, если бы не получали от этого процесса огромного наслаждения. При этом сам младенец и не думает о том, что он нам что-то дает.
Как-то вся эта система, построенная на идее "ты мне, я тебе", при ее обдумывании в применении к жизни становиться все менее понятной. Рассыпается на всякие разные случаи, обрастает оговорками.

Что я скажу: это хорошо уметь давать с радостью, и не напрягаясь и никого ни к чему этим не обязывая. И хорошо уметь получать без угрызений совести. Возможно, эта способность развивается в определенной позиции по отношению к миру...
i

Как котята просят есть?

По средам я езжу в Ткоа, сидеть с внуками, пока дочка в университете. Я забираю их из сада и мы идем в библиотеку. Библиотека там отвела один зал для детей, в нем есть разные игры, фломастеры и бумага для рисования, всякая интересная одежда для того, чтобы в нее рядиться, много пуфов на полу и, разумеется, много детских книжек. Мы немного рисуем, немного играем, немного читаем и все это в культурной обстановке.
Читала им сегодня книжку про котенка, который забыл как просят есть. Пришел на кухню, там девочка и ее бабушка, а котенок не помнит как надо просить есть, и девочка и бабушка не понимают, что он голодный. Заплакал он и ушел. По дороге встречает разных зверей и те ему дают советы, как надо есть просить, но котенок хочет по кошачей, и поэтому их советы ему не подходят.
Читаю я, как подобает правильной бабушке - назидательно и оставляя паузы для того, чтобы дети могли поучаствовать в чтении. Например: "Подходит котенок к воротам, и видит стоит ко..." пауза - и дети радостно кричат: "..рова!" ну, и т.д.
Наконец котенок встретил кота, тот ему напомнил, как просят еду по кошачей: "Котенок вернулся на кухню, сказал: "Мяу, мяу", и тогда девочка и бабушка поняли, что он....", - пауза... нужно бы сказать "голодный"), а Пдут радостно угадывает: "Не умеет говорить 'пожалуйста'!"
i

Армейскойе.

Ребенок пришел наконец на субботу
"У нас там две трети русских, треть эфиопов, и два израильтянина всего.
Один из них -Шульман плакался: "Не могу говорит так жить, ничего не понимаю" - в комнате его все говорят или на русском, или на амгарит".

"Ну а ты что-ли руский?", - спрашиваю. Отвечает гордо: "Да, я не только понимаю, но и разговариваю."
В скобках замечу, что разговаривает он по русски еле-еле. Но не суть важно.
Спрашиваю: "Ну, хоть обогатил свою ненормативную лексику?"
"Да, - отвечает: Выучил несколько новых слов связкок (не знаю, как перевести милот кишур). А еще я объяснил израильтянам функцию мата в русском языке - они очень смеялись".
Это я его просвятила, когда-то давно, что мат является в русском языке ритмомелодической единицей речи.
i

Пишу рассказ. Названия пока нету...

Силвия была неспокойна. Все вроде бы, в ее жизни складывалась благополучно и нормально: любимая работа, счастливый брак. И тем не менее довольно часто, особенно когда она оставалась наедине сама с собой, когда по вечерам поджидала Тому, украдкой поглядывая на часы, все больше и больше чувствовала что в их жизни что-то идет не так, как следовало бы.

Нет, то что Тома всегда опаздывала, Сильвии не мешало. Даже наоборот, детская непосредственность Томы, ее взбаламошенность и искренность, и даже ее опоздания были особенно милы Сильвии и только сильнее притягивали ее к Томе. Но были вещи, которые Сильвия не могла понять, которые настораживали и напрягали.

Они уже были женаты полтора года, а Тома определенно пока не хотела детей. Регулярно по почте приходили самые заманчивые предложения, красочные картинки с очаровательными пупсиками все в розовых кружевах и бантиках, но на всякий намек со стороны Сильвии, Тома только глядела на нее умоляюще, и просила: «Ну Си, ну дорогая моя, давай еще немножко подождем. Может я еще просто не созрела, может мне надо закончить учебу, и встать окончательно на ноги, чтобы решиться на это...»

***

Сильвия еще раз взглянула на часы. Двадцать пять минут опоздания, это даже для Томы довольно много. «Нет, не буду звонить, ­­− решила Сильвия, − подожду еще хотя бы минут пять, если Тома почувствует я ее пытаюсь контролировать, это ее обидит.» А через пять минут двери разъехались и веселая, раскрасневшаяся Тома влетела в дом и бросилась Сильвии на шею: «Си, милая моя, не сердись пожалуйста, я знаю, я плохая девочка, я заставила тебя волноваться, но у меня в дороге было такое приключение, ты себе не представляешь!»

Сильвия нежно поцеловала Тому в щечку и они обе отправились на кухню, где их ждал любовно накрытый Сильвией стол.

«Ты представляешь, − начала рассказывать Тома, прожевав первый кусок, − я совсем уже собиралась сесть в птилет, и тут вижу рядом с моей стоянкой маленький мальчик сидит на земле и плачет. Ну, я никак не могла бросить его там одного. Я вытерла ему слезы, и он мне объяснил, что его папа оставил его рядом со стоянкой и отошел ненадолго, а он только хотел посмотреть на полосатую крысу, и прошел за ней чуть-чуть, а потом крыса вернулась в своей дом, а мальчик не мог найти стоянку. Пришлось мне отвезти его домой и сдать на руки семье, не могла же я его там одного бросить!»

Сильвия покачала головой: «Ты должна была обратиться к полицейскому, это не к лицу девушкам заниматься воспитанием мальчиков, можно сказать, даже неприлично»

«Да, − сказала Тома грустно, − я знаю, ты права, но он был такой милый, весь в кудряшках и личико такое заплаканное, мне стало его ужасно жалко. А потом, он когда увидел меня, сразу попытался сдержать слезы − такой мужественный человечек, и так разумно и смело мне все рассказал...»

Сильвия продолжала хмуриться. Она любила Тому, и в этом не было сомнения, но иногда так трудно бывало объяснить ей самые элементарные вещи. Тома улыбнулась слабой, немного заискивающей улыбкой: «Пожалуйста, не сердись Си, я постараюсь тебя больше не расстраивать, я знаю, я взбаломошеная и легкомысленная, а ты взрослая и мудрая. Но я постараюсь поскорее вырасти и стать такой же мудрой и рассудительной, как ты.»

***

Что-то случилось у птилета с крылом. Он вдруг ойкнул, тихо застонал и неловко покачиваясь в воздухе приземлился на ближайшем холме. Тома выпрыгнула на каменистую землю, обошла машину, и попробовала прикоснуться к крылу, птилет жалобно захрипел, и она отдернула руку. «Вот ужас-то, опять Си будет недовольна», − подумала Тома и быстренько позвонила ей, чтобы та не волновалась. Си, как водится, сначала ее поругала, объяснила, что сначала надо звонить в техподдержку, а потом уже домой, надавала кучу советов, высказала предположение, что Тома перед полетом не проверила количество воды, или количество масла. Тома выслушала все не сопротивляясь, а потом вызвала техподдержку.

Птилет механика появился минут через десять, он плавно сел на холме рядом с Томой и когда дверь отъехала, оттуда выскочил молодой парень − черноволосый, курчавый с пронзительными голубыми глазами. Он взглянул на Тому, и сразу отвел глаза, поглядел себе под ноги, потом на поломанную машину, потом перевел взгляд на камень, на котором Тома сидела.

− Я Томас, механик, сказал он как-то неуверенно.

Тома вздрогнула. Созвучие имен ее почему-то испугало. С другой стороны, очень захотелось, чтобы он снова посмотрел на нее.

− А я Тома, это вы мой птилет прилетели лечить?

− Да, наверное, Вы ведь вызывали?

− Да, вызывала.

Томас с трудом перевел взгляд на Тому.

− Тогда я пожалуй пойду, взгляну, что с ним...

− Ага, наверное нужно...

Некоторое время они стояли и просто смотрели друг на друга, а потом Томас неловко как-то повернулся и двинулся к птилету. На его прикосновения птилет вовсе не хрипел, а только попискивал тихонько, и через некоторое время крыло было вправлено и Томас достал здоровенный шприц, через который вколол под крыло дозу лекарства.

− Ну, вроде теперь должно все исправиться, − сказал Томас довольно, − ему сейчас нужно только часа полтора покоя.

− Огромное спасибо...

− А пока, если Вы хотите, − сказал Томас и запнулся, − ну вообщем, Вы же знаете, это часть наших обязанностей, пока птилет не в состоянии летать, мы может, то есть должны, то есть, если Вы не возражаете, я бы мог...

Тома молчала. Горло почему-то пересохло, и трудно было пошевелить языком.

− Вы не хотите, чтобы я вас подвез?

− Хочу, − прошептала Тома.

Они двинулись к машине медленно, а когда подошли к дверце оба машинально протянули руки к кнопке, и пальцы случайно встретились, и оба отдернули их.

− Извините...

− Ой нет, это я виноват, я такой неловкий.

− Вовсе нет, это...

Молчание. Оба молчали и не двигались, и оба понимали, что вдруг нежданно негаданно на них свалилось что-то, что сильнее их и страшнее аварии машины.

− Я не хотел, − вдруг воскликнул Томас, − поверьте, со мной такого никогда еще не было!

− Со мной тоже, − тихо сказала Тома, − но вот это случилось.

Они снова смотрели в глаза друг другу, и тут Томас медленно медленно протянул ей руку.

***

Птилет приближался к Томиному дому. Она уже давно вытерла слезы и держалась твердо. Они решили, что никогда больше не увидятся, и другого пути нет, потому что альтернатива − это разрушение жизни своей и своих друзей, это остракизм навсегда. А «навсегда», это страшное слово для таких молодых людей как они. И только... только очень больно почему-то. Томас посадил свой птилет на стоянке. Проглотил слюну и сказал:

− Может быть, все же оставишь мне свой номер?

− Нет, − решительно заявила Тома, и выскочила из машины.

***

А через два дня она сама связалась с техподдержкой и делано-равнодушным тоном попросила позвать техника Томаса.

Если все будет благополучно, то продолжение последует
ПРОДОЖЕНИЕ
i

Любимая тема

С точки зрения объективной, никакой любви конечно быть не может. Так как все мы полны всяческих недостатков и несовершенств. И как можно любить такие странные кривые и попрченные существа, просто не понятно. Как можно за тем немногим что есть в человеке хорошего видеть его идеальный образ? Или это глупость, или наивность. Для того, чтобы полюбить кого-то и продолжать его любить, какие бы стычки и противоречия между вами не происходили, надо иметь какое-то особенное видение, не прикрепленное к реальности. Потому как реальность объективна, и она не может оперировать такими понятиями, как "все же в душе добрый". Какой же он добрый, если орет и хлопает дверью тебе в морду. И как можно вынести женщину, которая все время что-то говорит ("идиотка!"). А она, как свидетльствует Фазиль Искандер, обязательно что-то скажет и тем разрушит гармонию (не помню точно цитаты, это из его рассказа про ловлю форели....)
"Возлюби блихнего, как самого себя", это ведь надо понять. Ведь и самого себя не такая простая штука любить. Это ведь не значит, что я вижу в себя, как некий нарцис, только хорошее, я вижу и плохое, и кому, как не мне знать сколько всего плохого есть. Но я принимаю это в себе, без радости большой, но с надеждой, на хотя бы минимальное исправлние, поскольку я верю, что в том что я создана, есть какая-то цель, и само это дает мне право любить то что есть, поскольку так или иначе оно этой цели служит.
И то же с ближним. Это конечно сложнее, так как часто мы предпочитаем увидеть в ближнем только плохое, а хорошее прячется где-то в глубине. И это хорошее может быть очень далеко, но хоть капля, есть всегда, так как иначе нет смысла в существовании человека. И если нам удается подняться над этой несовершенной реальностью, верить что над ней есть что-то что не менее важно, то тогда мы научаемся любить. И все напряженности с детьми и возлюбленными они на самом деле только развивают любовь. Нет проблеммы любить нежного и заботливого, каждый день встречающего тебя улыбкой и цветами. Но чем сложнее оказывается принять человека таким как он есть, тем большая любовь для этого нужна.
Всевышний любит нас такими как мы есть. Каждое утро мы встречаем словами "...רבה אמונתך" - Велика Твоя вера в меня. Несмотря на то что я таков, как я есть Он все равно в меня верит, и это мне дает силы самой поверить в себя, и это мне дает силы поверить в своих детей и в своего возлюбленного. Иногда просто удивительно какие запасы любви есть в душе.