Нехама (nechaman) wrote,
Нехама
nechaman

Category:

Разговоры с ангелом


Всех подробностей нашей первой встречи я уже наверное не могу восстановить, тем не менее, попробую описать как мне это запомнилось, а если какие-то детали не будут точны, то наверное теперь это уже не так важно, ведь это не исследование по ангелологии, а просто краткий пересказ, так сказать, дневникового характера. Вспоминается мне так:
В тот день я вернулась домой голодная и усталая. На улице было темно, а дома тихо и пусто, все куда-то разбежались. Свет горел только на кухне над столом, а вся остальная часть дома была погружена в тень. По приходе я двинулась сразу в кухню, чтобы сунуть в микроволновку сосиску, и, сделав это и нажав на кнопку, вдруг заметила, что в углу на табурете сидит какой-то тип и читает моего «Пратчетта». Ну конечно, это было небольшим шоком, но, скорее всего, тогда я думала, что он сидел здесь и раньше, но просто я его не заметила.
Потом из разных разговоров с этим ангелом, из его путаных объяснений, я поняла, что в моем доме возникало уникальное сочетание полей, при котором можно было увидеть ангелов определенного типа, как говорится воочию, т.е. в диапазоне видимого спектра. Странное сочетание это создавалось действием включенной сушильной машины и включенной же микроволновки, с каким-либо продутом от 20 до 550 гр. веса при влиянии искривления, которое вносила засунутая в шкаф сломанная медная ханукия. Сначала, я вообще понятия не имела про сушильную машину, так как ее запустила моя дочь перед уходом из дома, и она тихо мирно крутилась там, на балконе, а когда кончила крутиться, ангел очередной раз пропал. Но я, конечно, отвлекаюсь и забегаю вперед.
В тот первый вечер, я думаю, я несколько обалдела и даже, наверное, вздрогнула и обратилась к незнакомцу с очень естественным в такой ситуации вопросом: «А ты кто такой?»
- Я шоймер, - ответил он ни на секунду не задумавшись.
Сторож, ага. Но почему он тут сидит, и что ему надо? – Это был второй вопрос. И на это я тоже получила исчерпывающий ответ:
- Это мой пост, я всегда здесь сижу.
Ответ был мало понятным, и возможно, я продолжала бы и дальше задавать вопросы в надежде прояснить ситуацию, и получать ответы, если бы не раздался звоночек микроволновки, сигнализирующий о готовности сосиски, и в этот же момент мой собеседник пропал. Помню, что я оглянулась вокруг и снова посмотрела в угол. Возможно, такая реакция воспитывается в общении с компьютером: если что-то идет непонятно, надо выйти и войти или выключить и включить. Но в углу было пусто, и на табуретке лежала раскрытая книга Праттчетта, так как я ее там оставила.
«Ну, вот, свихнулась» - подумала я без особого растройства. Дело в том, что когда я была еще совсем юной, мысль свихнуться меня очень привлекала. Я училась в мат-школе, общалась с поэтами, и вообще все вокруг меня были в той или иной мере чокнутые, на их фоне я казалась себе слишком земной и практичной, и иногда мечтала немного свихнуться, чтобы стать существом более загадочным и интересным. С возрастом это мечта сильно увяла, так как я повидала много свихнувшихся типов и поняла, что безумие может человека завести слишком далеко, это с одной стороны, а с другой стороны, узнала, что и сумасшедшие очень часто бывают погружены в землю по самые уши, и вовсе не загадочны и совсем не интересны. Но, наверное, все же, что-то осталось, возможно, тайная надежда, что если я чокнусь, то смогу плюнуть на все и больше не мыть посуду.
Да. Но сосиска показалась мне не совсем готовой, и поэтому я ее сунула снова в микроволновку и снова нажала кнопку.
И тут этот шоймер возник снова.
- Да кто же ты такой? – еще раз спросила я в этот раз уже по-русски. По-видимому тут сработал автоматизм: «непонятно – перейдем на другой язык.» Шоймер посмотрел на меня, склонив голову, и ничего не ответил.
- Что ты тут делаешь, вообще? – Упиралась я. Шоймер склонил голову в другую сторону и открыл рот, было ясно, что он не понимает. Я снова перешла на иврит:
- Ты чего исчезаешь! Сторожишь, так сиди смирно, в конце концов, это раздражает.
Услышав иврит, мой ангел приободрился и отвечал так:
- Я никуда я не исчезаю, просто пропадаю из области твоей видимости. Честно говоря, это вообще не правильно, ангелам совершенно не полагается быть видимыми.
Дзынь. Микроволновка снова остановилась, и Шоймер снова пропал. Ага, логическая связь устанавливалась. Я включила снова эту сосиску на три минуты, пусть сгорит, но любопытно. Ангел вернулся на свое место.
- Ага, ангел ты значит, понятно. А не бес ли микроволновки, случайно?
Я должна объяснить, что мой вольный тон вовсе не был следствием безрассудной храбрости перед лицом мистического и не выражал неуважения к ангелам и прочей потусторонности. Скорее всего, на этом этапе я еще предполагала, что все происходящее можно объяснить чьей-то глупой шуткой, мистификацией, гипнозом или каким другим наукообразием. Постепенно надежда на реалистическое объяснение слабела, но я уже относительно свыклась с тем, что беседую с настоящим ангелом, тем более он всегда исправно появлялся, стоило мне запустить сушилку и микроволновку вместе.
- Я не бес – обиделся ангел, я уже прошел армию, и вот теперь на должности шоймера.
- А крылья где, - продолжала подкалывать я.
- Крылья положены тем, кто закончил курс полетов, - ответствовал шоймер: а я пока был только в десантниках – вот видишь, - и он показал на лацкан своей голубой рубашки, где явно вырисовывался белый парашютик.
- А как же ты без крыльев назад возвращаешься, - все еще язвительно заметила я.
Шомер был удивлен моей неосведомленности.
- Да вот же тут у вас лестница под окном. По лестнице и возвращаемся, когда отзывают.
Пока все было логично. И правда, зачем ангелам лестница, если крылья есть. А спускаются, наверное, по ней те, кто еще и в десантниках не был, и парашюта не имеет. Сосиска уже пахла горелым, поэтому я выключила микроволновку, сунула туда новую сосиску, и опять нажала кнопку. Ангел был на месте. Мне хотелось спросить еще кое-что. Дело в том, что я уже какой–то слабый контакт с ангелами прежде имела. Как-то раз мне выписали лекарство для подержания здоровья, но как побочный эффект я начала слышать пение ангелов. И должна сказать вам, что меня это довольно сильно раздражало. Во-первых, потому, что ангельское пение – это не совсем пение, а некоторый вид очень возвышенной декламации, а во-вторых потому, что слышать я его начинала всегда в очень неподходящий момент, например, на крутом повороте, где навстречу мне многотонный грузовик несся не совсем вписываясь в свой ряд, ну и тому подобное. Короче, это иногда мешает сосредоточится, так что я это лекарство перестала принимать. И понятно, что мне хотелось вопрос этот про пение прояснить.
- Скажи пожалуйста, а ты что же не поешь?
- О нет. Поют ангелы гораздо более высокого ранга. Теоретически, я конечно знаю и ноты и слова, но от этого до умения по-настоящему петь – очень далеко, поэтому мне не положено. Тебе, вот, никто петь не запрещает почему-то, а у нас бы за такое пение ангел сгорел на месте…
Мне стало неловко. Я, конечно, стараюсь публично не петь, но всегда думала, что наедине с самой собой имею полное право, а вот тут оказывается, чувствительные такие ангелы от этого страдают. С другой стороны хорошо, конечно, что он и сам не поет, по крайней мере с его стороны не будет шума.
В тот вечер я сожгла еще три сосиски, мы выяснили с ангелом еще несколько проблем охраны евреев в поселениях и в других опасных точках, а потом сушилка кончила работать и он пропал. А я тогда еще не знала, что тут еще и сушилка замешена, и довольно долго после этого мы с шоймером в контакт не вступали.




И возможно продолжение последует
ПРОДОЛЖЕНИЕ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments